avatar

Сон. Охота на котов
Опубликовано в Blog by admin

Оххх, спустя почти полтора месяца ничего-несненья или каше-сненья, из которого даже извлечь толком не представлялось чего-либо возможным, все-таки свершилось. То вот прям шквалом что-то снится, яркостью образов и картинок запоминающихся поражая, то пустота или неразбериха…
Flёur — Тёплые коты.

4.01.12. Пробуждение около двух дня.
Относительно местная обстановка. Асфальтовое сухое лето, прохладное по своему обыкновению. Мегазлые мегакорпорации, готовые заплатить любые мегаденьги ради мегадостижения своих мегацелей. Такая вот мегазагогулина. (Дальнейшее использование слова «мега» будет отсутствовать ввиду подразумеваемой очевидности сего факта). Я, с куском докторской колбасы, ходил по городу, выискивая определённый вид кошек (обычные дворняжки, так сказать), из крови которых местные научные оппозиции (без вреда для самих животных) синтезировали некую субстанцию, способствующую повышенной регенерации каких-то там клеток в человеке. Живучим делали нашего брата, в общем. Но и, по закону жанра, те-самые-корпорации зла, дураками являлись в наименьшей степени, а может (и вероятней всего), вообще ими не были. Поэтому «просёкши фишку» они, как и положено предприятиям с длинными руками, засученными рукавами и большими возможностями, с яростной масштабностью предпринимали соответствующие меры по излову надлежащего вида. Поэтому, моя задача резко осложнялась — как и по самому факту глобальной конкуренции, так и из-за вероятности нарваться на неприятности, столкнись я с кем-то из нанятых оппонентами охотников.
(О городе, упомянутом выше: почему-то Норильск срастили с нашим гетто. Заканчивается Первомайская, к примеру, и сразу же идёт Ленинский — улицы были беспорядочно сплавлены. Кстати, заводы тоже были слеплены. Медная Надежда стояла гигантским, дымящим из своего мириадного количества труб, разрушительным и созидающим монстром прогресса человеческого). Возле небольшого водостока на окраине жилого района я обнаружил нечто вроде полянки, усеянной, громко и вразнобой мяукающим, кошачьим племенем. Ну какбэ радость и все такое — крупная находка же! Не спеша, дабы не спугнуть, направился к лежбищу. Весь мурлычущий гам стих тут же, как только «часовые», сидящие чуть поодаль от основной массы, заприметили меня. Я был действительно рад, когда обнаружил, что доверчивость и приветливость кошачьих к моей персоне в реальной жизни, благополучно перенеслась в сюжет сновиденческий, что произвело тот же эффект, который я и наблюдаю, когда прихожу к кому-то в гости, например. Котэ, сами, разве что не улыбаясь, начинают (начали) подходить ко мне и ласкаться о ноги и/или, позволяя погладить себя, заводят (завели) свои мурлыкающие моторчики. Подобрав низ пыльника, я присел на корточки, окружаемый нежной пушистостью и запахом рыбы с консервами. Отдал этим уличным бродягам оставшийся кусок колбасы, который они странным образом аккуратно разделили на всю шайку. Методом прикосновений и взаимно мудрых взглядов, наобщавшись вдоволь, я стал рассматривать местных на предмет того, за чем и пришел. Оказалось, что из двадцати-с-небольшим тварюшек не оказалось ни единой из тех, кто мне был нужен. И все, как один, понимали это и, казалось, были рады данному факту.
— Хм, везучие вы. Никто на вас, радостных и безмятежных, не охотится, — вставая и глядя в голубые глаза вожаку этой компании, заявил я задумчиво. Мне, вероятно, померещилось, но смотревший на меня сиамский кот… он что… кивнул?.. Время клонилось к вечеру. Приближался момент ежедневного личного отчёта. Ни с чем я отправился в должное место. Худощавый, средних лет, директор, нанимавший меня для нескольких дел (разыскать жёлтый гранат, убрать мусор из титана-металла для одной милой старушки и найти кошек — квесты, не иначе, блеать!), сидел у себя в «кабинете» (обычная комната в одной из заброшенных трёхкомнатных квартир с креслами, столом и стеклянной декоративной утварью). В кресле напротив него сидел человек (почему-то, только взглянув на него, я моментально, хоть и без очевидных внешних признаков у него, понял — америкос же!). Его (уникально идентифицирующее изначальное место жительства) «хай» на мое простецкое «здрасьте» только подтвердило мою уверенность. Я сделал безрадостный отчёт о проделанной работе за день. Потом резкий перенос в жестокую тёмную зиму. Места те же. Какие-то патрули. Я, укрываясь под брезентом в старой машине, ехал (везли) через какие-то посты. Где-то, скрываясь шлялся, чётко выполняя какую-то сверх-миссию. Был снегопад. Я, прячась, прижавшись спиной к стене, стоял под лестницей. Открывшаяся сверху дверь столкнула прямо на меня скопившийся за ночь сугроб. Разлетающиеся снежинки вдохнулись холодной пышностью и, чихнув (кажется даже наяву), я проснулся.
0

0 комментариев

Чтобы оставить комментарий